Вдова Кокшенова, называющая себя его единственной женой, вступила в борьбу за наследство

После смерти народного артиста России Михаила Кокшенова осталось солидное наследство – недвижимость в Москве и Подмосковье, в Германии и Испании, автомобили, солидные банковские счета. Но никто и предположить не мог, что за него разгорится борьба с криминальным душком.

Любимые женщины актера, пришедшие прощаться с ним на его похороны, заверили журналистов, что все вопросы имущественного плана он разрешил при жизни. «Никакой дележки наследства не будет, Миша со всеми разобрался, никого не обидел», – говорила Елена Кокшенова, его жена и личная помощница.

Однако спустя некоторое время объявилась вдруг Алла Шавырина, пребывавшая доселе, по ее собственному выражению, в тени – на похоронах ее не было. Себя она назвала единственной вдовой Михаила Кокшенова, а их общую дочь Машу – единственным его ребенком. И, конечно же, заявила свои права на наследство. «Сейчас мы открыли наследственное дело. По документам я являюсь единственной женой Кокшенова. И единственным его ребенком по документам является наша дочь Маша, – объясняет она. – Кроме меня, все женщины Кокшенова позиционируют себя его женами. Я же всегда была в тени, потому что в свое время сама его оставила. Но единственный брак Кокшенова был заключен в 1985 году со мной. В 1988 году у нас родилась Маша».

Начав разбираться с наследственными вопросами, Шавырина многого не досчиталась, в том числе и того, что они с мужем приобретали вместе. «Совершенно непонятно, куда делась квартира на улице Улофа Пальме в 300 квадратов. И на улицах Пудовкина и Мосфильмовской у него тоже были квартиры по 100 с лишним квадратов. В январе 1988 года не без участия денег моих родителей была куплена квартира на Делегатской. Это не говоря уже о его загородной недвижимости, о домах в Германии и Испании, – перечисляет она. – Куда все это делось? Наш адвокат будет выяснять».

По словам вдовы, исчезновение части имущества Кокшенова уже после его смерти, но до того, как оно было унаследовано, придает делу криминальный оттенок. «Все счета, а их было открыто Мишей порядка десяти в разных банках, пусты. Что меня больше всего задело, средства со счетов Миши, как показало расследование нашего адвоката, выводились и после его смерти. Он умер в июне, а банковские счета закрывались в августе. Поэтому здесь еще и уголовщиной попахивает», – возмущена женщина.

Она убеждена, что никто, кроме нее и дочери, не может претендовать на наследство. «Эти, так скажем, жены, они лишь нареченные. Любого человека, с которым живешь, можно формально назвать мужем или женой, но никто у нас юриспруденцию не отменял. И по документам только мы с Машей являемся наследниками», – говорит Алла Шавырина.

Она твердо намерена добиться своего: «Нам придется разворошить это змеиное гнездо. Наследственное дело мы открыли, а дальше пусть адвокаты и судьи разбираются».

(По материалам сайта kp.ru)